Общая психопатология

Виды навязчивостей

Выделяют следующие виды навязчивых явлений:

Три основные группы навязчивых явлений:

  • В идеаторной сфере — обсессии (навязчивые мысли, воспоминания, сомнения и влечения).
  • В эмоциональной сфере — фобии.
  • В двигательной сфере — компульсии.

Все навязчивые явления можно разделить на отвлеченные (не вызывают каких-либо значимых эмоциональных переживаний, хотя их присутствие может утомлять или вызывать некоторое раздражение) и образные навязчивости (вызывающие эмоциональное напряжение, субъективно тяжело переносимые человеком).

Навязчивые мысли

• «Умственная жвачка» (болезненное мудрствование) — навязчивое состояние, заключающееся в постоянных бесполезных и бесцельных размышлениях о природе вещей.

• Навязчивый счет (арифмомания) — навязчивое стремление считать попадающиеся на глаза предметы: этажи домов, столбы, людей в целом и мужчин или женщин в частности, машины определенного цвета или марки и т.д.

• «Хульные мысли» (контрастные навязчивости) — навязчивые мысли, по содержанию несовместимые (контрастирующие) с этическими установками индивида. Мысли, противоречащие убеждениям или вере, мысленные ругательства в адрес близких или уважаемых человеком людей, мысленные пожелания им всякого рода неприятностей и несчастий, скабрезные представления о них. Обычно такие мысли, контрастирующие с сознательными установками человека, сильно его расстраивают, вызывают душевные муки, однако отделаться от них не могут. Например, у истинно верующей пациентки во время церковных служб стали приходить на ум скабрезные представления об уважаемых ею священниках и почитаемых святых, их пороках и физиологических отправлениях, воспринимает это как грех, пытается прогнать от себя, однако не в состоянии это сделать.

Навязчивые сомнения — отсутствие уверенности в правильности и законченности совершенных действий. Сомнения необоснованны, но человек постоянно возвращается к мыслям о том, точно ли он сделал все так, как это необходимо; в основе лежит искаженная оценка реальной вероятности того или иного события. Если совершенное действие можно проверить, это делается неоднократно, вплоть до изнурения. Например, уходя из дома, человек многократно возвращается к двери, дергает ее за ручку, проверяя, закрыл ли он дверь. Такую проверку нельзя считать патологией, если она повторяется 1–2 раза, особенно в состоянии утомления (при утомлении нарушается концентрация внимания, которое необходимо для отслеживания последовательности выполняемых действий). Однако в некоторых случаях проверка, закрыта ли дверь, выключены ли электроприборы и краны с водой и т.д. заставляет человека возвращаться домой 8–10 раз, в том числе уже с большого расстояния от дома, что приводит его к большим опозданиям на работу или учебу, а иногда совсем не дает покинуть дом. При этом существуют действия, которые нет возможности проверить, например не толкнул ли случайного попутчика в метро, не уколол ли его зонтиком. В этих случаях мысли о таких действиях долго мучают человека, заставляют перебирать в уме все аспекты того, как происходили те или иные события. Навязчивые сомнения в большинстве случаев сопровождает тревога.

Как уже отмечалось, каждому из нас в той или иной степени (в зависимости от личностных особенностей) свойственны навязчивые сомнения. Однако как они сказываются на врачебной работе? С одной стороны, навязчивые сомнения в правильности своих действий (особенно таких ответственных) заставляют возвращаться к ним (в том числе мысленно) снова и снова, корректировать назначения, повторять обследования, откладывать вмешательства. Чтобы уменьшить сомнения, врач начинает выполнять свои манипуляции и делать записи в медицинской документации чрезмерно подробно и долго. Все это отнимает у него много рабочего времени, а иногда может напрямую вредить пациентам. К тому же неуверенный в себе врач, сомневающийся в правильности своих действий, не вызывает доверия и у своих больных. С другой стороны, именно сомнения в своей правоте, желание сделать лучше заставляют врача думать, искать нужные в данном случае подходы, учитывать дополнительные факторы, изучать новую литературу и современные методики. Врач, лишенный способности сомневаться в своей правоте, способен только к шаблонному мышлению, он не развивается, не узнает новое. Такой врач удовлетворен тем, что уже знает и умеет, но медицина — чересчур объемная и быстро развивающая отрасль, в ней невозможно не учиться, поэтому врачи, которые этого не делают, быстро становятся опасными для своих пациентов. Соответственно, как и везде в медицине, необходим баланс, золотая середина между склонностью к чрезмерным сомнениями и их отсутствием, между «думать, но не делать» и «делать, но не думать».

Навязчивые воспоминания — неотвязные мысли о каких-либо событиях, действительно произошедших в прошлом. Часто содержание этих событий по тем или иным причинам неприятно и мучительно для человека, поэтому естественным было бы желание его не вспоминать, однако воспоминания, часто образные, возвращаются вновь и вновь, вызывая неприятные эмоциональные переживания.

В других случаях в воспоминаниях отражаются эмоционально нейтральные события, например не обремененные высоким смыслом разговоры подруг, фрагменты прочитанных книг, просмотренных фильмов, услышанных мелодий, выученных прежде стихов, дат, названий. В некоторых случаях эти воспоминания представлены весьма яркими, живыми образами вроде привязавшегося звучания популярной песни (навязчивые эйдетические образы). Как и болезненное мудрствование («умственная жвачка»), они скорее утомляют, чем вызывают какие-либо другие эмоции.

Навязчивые влечения. В широком смысле к навязчивым влечениям можно было бы отнести очень многие аспекты жизни человека, связанные с возникновением его желаний и их реализацией (к примеру, любовь, как навязчивое влечение к другому человеку). Но в психопатологии навязчивые влечения рассматриваются в узком смысле, в первую очередь как желание совершить бессмысленное, опасное или непристойное действие. Опасность и неуместность подобных влечений хорошо осознается, но избавиться от них человек не может, возникает тревога и страх совершить соответствующие действия. Так, например, страх высоты может быть обусловлен не самим восприятием высоты, а первоначальным страхом поддаться необъяснимому влечению и прыгнуть вниз. То же относится и к страху острых предметов. Появление навязчивых влечений зачастую приводит к избегающему поведению. Например, молодая мать, живущая с семьей на третьем этаже дома с широкими лестничными пролетами, отказывается на руках нести по лестнице своего грудного ребенка, прося это сделать мужа, бабушку, а когда их нет, соседей. Объясняет это тем, что, идя по лестнице, у нее возникает необъяснимое и «противоестественное» желание кинуть ребенка вниз, начинает живо представлять, как это могло бы произойти, отчего возникает сильный приступ страха, подкашиваются ноги, не может идти. Несмотря на свою интенсивность, подобные опасные навязчивые влечения никогда не осуществляются (в отличие от импульсивных).

Про навязчивое (обсессивное) влечение говорят и в отношении расстройств зависимого поведения (алкоголизм, наркомания, игромания и пр.). В этих случаях влечение к психоактивному веществу или своему варианту зависимого поведения осознается, осознаются и его возможные вредные последствия, возникает «борьба мотивов» (взвешивание «за» и «против»). Однако влечение так или иначе возвращается вновь и вновь, а так как оно не представляет непосредственной опасности для пациента (конечно, например, продолжение пьянства опасно для здоровья пациента в том смысле, что оно имеет вредные последствия, но непосредственной опасности нет), в значительной части случаев оно осуществляется (т.е. пациент, у которого возникло влечение выпить, действительно, выпивает).

Навязчивые страхи (фобии) — см. следующий раздел.

Навязчивые действия (компульсии, от лат. compello — принуждаю) — труднопреодолимое стремление совершать определенные движения или действия. Выделяют два типа:

а) «Защитные» действия при страхах и сомнениях. Могут иметь смысл, непосредственно связанный с содержанием вызвавших их феноменов. Например, постоянное мытье рук при страхе загрязнения (мизофобии), перепроверка, закрыта ли дверь (при навязчивых сомнениях соответствующего содержания). Но также могут иметь и некое непрямое значение, являясь символической защитой от грозящей беды. Такие действия называют «ритуалами», они могут быть весьма разнообразны: больно ущипнуть себя, покрутиться на месте, подложить в ботинок монетку, взять с собой в командировку «счастливого» плюшевого медведя и пр. Невыполнение защитного поведения вызывает усиление эмоционального напряжения и навязчивостей. В ряде случаев защитные действия теряют связь с вызвавшими их навязчивостями страхами и становятся для больного самостоятельной формой навязчивых явлений (например, постоянное мытье рук, изначально связанное со страхом загрязнения, со временем начинает выполняться безо всякой связи с контактами с грязными предметами, а просто само по себе, в противном случае возникает сильное эмоциональное волнение);

б) простые — не сопровождаются эмоциональными переживаниями. Сюда относят привычные, зафиксированные, стереотипные движения (например, поправляют волосы, потирают руки, особые мимические движения и пр.), ходьбу определенным образом по плиткам на тротуаре, насвистывание мелодий и пр. Усилием воли эти движения на короткое время можно прекратить, но затем они возвращаются снова.

При зависимостях компульсивным влечением к употреблению психоактивных веществ называют труднопреодолимое влечение, обусловленное физической зависимостью.


Чтобы увидеть комментарии Вы должны зарегистрироваться

Календарь событий