Главная | Новости | Обращение Пленума Правления Российского общества психиатров по делу А.Шишлова

Новости

Обращение Пленума Правления Российского общества психиатров по делу А.Шишлова


 

                                                                   Президенту Российской Федерации
В.В. Путину

                                                                   

Обращение Исполкома Правления Российского общества психиатров

 

Глубокоуважаемый господин президент!

 

Исполком Правления Российского общества психиатров, общенациональной профессиональной медицинской организации специалистов в области охраны психического  здоровья, обращается к Вам в связи с продолжающимся беспрецедентным уголовным преследованием астраханского врача психиатра Шишлова А.А.

Наше первое обращение по этому поводу в Генеральную прокуратуру не рассматривалось, а было, по существу, переадресовано прокурорской службе Астраханской области, которая, по нашему мнению, как раз и не предотвратила вынесение вопиющего и не имеющего прецедента в российской судебной практике приговора. Специалисты, работающие в области охраны психического здоровья, с тревогой видят в приговоре врачу Шишлову ту же обвинительную тенденцию в практике судебных органов, что и во многих известных делах последних лет.

В связи с этим, а также с тем, что дело врача Шишлова получило широкий резонанс в медицинском сообществе не только в нашей стране, но и за рубежом, просим Вас, уважаемый господин президент, дать соответствующие поручения с тем, чтобы восстановить справедливость.

Врач Шишлов А.А. решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ, и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью. Суд второй инстанции - Астраханский областной суд, вновь проигнорировав все факты, свидетельствующие о невиновности Шишлова А.А., своим апелляционным приговором от 22.08.2019 г. продублировал приговор суда первой инстанции.

Фактические обстоятельства дела таковы.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ («халатность»), было возбуждено СК РФ по Астраханской области 18.10.2017 г. «в связи с наличием в действиях должностных лиц  ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница» признаков соответствующего преступления».

Пациент Е., состоящий на учете в ГБУЗ АО «ОКПБ» и находившийся более года по постановлению суда в одном из отделений учреждения на стационарном принудительном лечении, постановлением суда был переведен на амбулаторную форму принудительного лечения и выписан из больницы. Спустя два с половиной месяца после выписки, в момент обострения заболевания Е. совершил преступление, предусмотренное ст. 105 УК РФ («убийство»), после чего был застрелен полицией.

Следственным комитетом виновным в резонансном событии был определен врач психиатр ГБУЗ АО «ОКПБ» Шишлов А.А., являвшийся лечащим врачом Е. в период стационарного лечения последнего. Вину Шишлова А.А. суд усмотрел в том, что он проявил халатность, способствуя преждевременной выписке Е. из стационара, был инициатором комиссионного решения врачей больницы, рекомендовавших суду изменить Е. принудительную меру медицинского характера и перевести его на принудительное лечение в амбулаторных условиях.

Однако внимательное и непредвзятое рассмотрение обстоятельств произошедшего и материалов, представленных в приговоре по данному делу, позволяет без труда увидеть несостоятельность аргументов суда при обосновании  принятого им решения. Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка: дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела.

1. Совершенно бездоказательно суд заключил, что «первопричиной» совершения Е. общественно опасного деяния было принятое несколькими месяцами ранее «изменение типа принудительного лечения». Для специалистов в области охраны психического здоровья такое утверждение представляется абсурдным, поскольку общественно опасные действия психически больных являются следствием обострения психического заболевания, в данном случае, спровоцированного самовольным прекращением Е. назначенного ему лечения (что было подтверждено в ходе судебного рассмотрения).

Согласно ст. 293 УК РФ, состав преступления, ею предусмотренного, имеется лишь в случае, когда по делу установлена причинная связь между противоправным действием (бездействием) должностного лица и наступившими последствиями. Отсутствие такой связи исключает ответственность по данной статье. Однако органом следствия, а затем и судом, данное принципиальное обстоятельство было проигнорировано – несмотря на имеющиеся в материалах дела заключения экспертов и показания свидетелей. Из приговора апелляционной инстанции следует, что если через два с половиной месяца после замены стационарной принудительной меры медицинского характера на амбулаторную Е. было совершено общественно-опасное деяние, то причиной последнего и является указанная замена! Этот очевидный для любого юриста нонсенс (после не значит вследствие) говорит лишь о том, что следствию, а затем и суду непременно надо было найти виновного в резонансном преступлении, совершенном психически больным. Согласно этой кривой логике, причиной любой повторной госпитализации пациента является его предыдущая выписка.

2. Следственные органы, вознамерившись найти виновного в том, что от рук психически больного погиб ребенок, решило применить против Шишлова статью 293 УК РФ  «Халатность». Но это неверная квалификация. Халатность — должностное преступление, а врач Шишлов не был должностным лицом. Он не принимал и не мог принять единоличное, самостоятельное решение об изменении принудительной меры медицинского характера — это сделал суд, на основании совместного заключения трех членов комиссии. Врач Шишлов не имел отношения и к тому, как пациента лечат на районном уровне, он почти три месяца его не видел. Но именно Шишлова в итоге осудили, хотя эта история должна была закончиться уже на стадии доследственной проверки.

3. Лица, находящиеся на стационарном принудительном лечении, в соответствии со ст. 102 УК РФ, должны не реже 1 раза в 6 месяцев подвергаться освидетельствованию комиссией врачей психиатров для определения их психического состояния и решения вопроса о наличии оснований внесения для представления в суд о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры. Заключение комиссии с рекомендацией изменить принудительную меру медицинского характера дается в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной и возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

Таким образом, врачебная комиссия не обладает полномочиями по изменению типа принудительного лечения, но, в соответствии с действующим законодательством, в установленные сроки должна проводить освидетельствование больных и давать рекомендации суду, который и принимает окончательное решение.

Пациент Е. был своевременно представлен врачом Шишловым А.А. на комиссионное освидетельствование, согласно законодательно закрепленному сроку.

Персональный состав комиссии врачей психиатров по освидетельствованию больных, находящихся на принудительном лечении, был утвержден приказом по ГБУЗ АО «ОКПБ» №43 от 14.03.2008 г. Решение о переводе пациента со стационарного принудительного лечения на амбулаторное было обосновано объективными критериями, отраженными в акте освидетельствования. Решение комиссии врачей психиатровпо освидетельствованию Е. было законным, обоснованным коллегиальным и является доказательством согласия в объективной оценке психического статуса пациента и характере избираемой принудительной меры медицинского характера. Шишлов А.А. не мог единолично принять решение о продлении, прекращении или изменении вида принудительного лечения Е.; более того, Шишлов А.А. в составе комиссии по статусу и служебному положению являлся младшим лицом.

Таким образом, комиссия врачей-психиатров ГБУЗ АО «ОКПБ» № 43 рекомендовала изменить режим принудительного лечения больному Е., на основании данных комиссионного осмотра и объективных данных о состоянии здоровья пациента. Окончательное решение об изменении режима принудительного лечения принимал Кировский районный суд г. Астрахани 21 июня 2017 г. в составе председательствующего судьи Ярошенко А.В. с участием помощника прокурора Кировского района г. Астрахани Резниковой О.А., которая не возражала  и считала, что ходатайство о замене стационарного наблюдения на амбулаторное подлежит удовлетворению. Режим принудительного наблюдения больному Е. был изменен именно постановлением суда. Сам Шишлов А.А. не присутствовал на заседании и не вводил в заблуждение суд, прокурора, иных участников процесса.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», заключение эксперта (комиссии экспертов, специалистов) носит рекомендательный характер, конкретное решение принимает суд (п. 19). В данном случае, суд согласился с заключением комиссии врачей-психиатров, и данное решение никем не оспаривалось.

4. Последующие два с половиной месяца Е. находился на принудительном лечении в амбулаторных условиях. Шишлов А.А., в соответствии со своими полномочиями врача стационара, не оказывал и не мог оказывать какое-либо юридически оформленное значимое влияние на лечение Е. после его выписки на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение по месту жительства, отслеживать его поведение, оказывать клиническое воздействие и нести юридическую ответственность за совершение им общественно опасных деяний.

При выписке больного Е. из стационара должным образом, с предоставлением рекомендаций, были извещены диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ» и местное РОВД. На следующий день после выписки пациент в сопровождении матери посетил участкового инспектора  РОВД, никаких рекомендаций от которого ему не предоставлялось. Врачом амбулаторной службы, родственниками пациента его состояния, согласно материалам дела, оценивалось как хорошее, стабильное, спокойное.

За два с половиной месяца, прошедших после выписки Е., он был трижды осмотрен участковым врачом психиатром по месту жительства, который не заметил никаких изменений в состоянии Е. и, соответственно, причин изменения лечения или необходимости госпитализации, что было зафиксировано в медицинской документации.

Спустя три недели после выписки  пациент самовольно прекратил прием лекарственных препаратов на фоне злоупотребления заваркой чая (чифирём) при попустительстве родственников и игнорировании ими этой проблемы, о чём не было информировано диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ». Данная информация была открыта в ходе судебного заседания. Со слов матери, выраженные изменения в психическом состоянии сына она отметила за два-три дня до совершения преступления, но в силу занятости не оказала этому должного внимания, то есть, не известила диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ».

Представляется очевидным, что причиной совершения Е. повторного общественно опасного деяния послужило обострение хронического психического заболевания, спровоцированного самовольным прекращением пациентом назначенного ему психиатрами лечения и злоупотреблением «психоактивным» напитком. Родственники Е., заметившие ухудшение его психического состояния, своевременно не проинформировали об этом специалистов амбулаторной психиатрической службы, осуществлявших наблюдение и лечение Е., что не позволило своевременно принять меры по предупреждению совершения Е. общественно опасного деяния.

4. Таким образом, следует констатировать: несмотря на то, что произошла ужасная трагедия, состава уголовного преступления здесь нет. Врач Шишлов не убивал ребенка, он и его коллеги - и члены врачебной комиссии стационара, и специалисты амбулаторной психиатрической службы действовали в полном соответствии со своими должностными инструкциями и строго исполняли требования законодательства.

Психиатрический пациент, даже совершивший общественно опасное деяние, не может «превентивно» пожизненно содержаться в психиатрической больнице. В случае наступления устойчивой ремиссии он подлежит выписке или переводу на принудительное лечение в амбулаторных условиях. При этом всегда сохраняется вероятность возникновения нового рецидива заболевания и риск совершения больным общественно опасных действий. Достоверно предсказать вероятность совершения таких действий психиатры не могут. Поэтому появление уголовных дел, аналогичных «делу Шишлова», невозможно себе представить ни в одной стране с развитой системой психиатрической помощи и законодательством, защищающим права всех граждан – и пациентов, и их родственников, и медицинских работников.  

Несостоятельность обвинения врача Шишлова А.А. по предъявляемой статье «халатность» очевидна, и это обвинение полностью опровергается материалами самого уголовного дела, содержащимися в приговоре суда. Почему же, в таком случае, именно он был выбран в качестве виновного? Невольно напрашивается следующий ответ.

После совершения резонансного преступления следственные органы вознамерились непременно представить обществу виновных. А поскольку задержать совершившего убийство Е. у полиции не получилось (получилось только его убить), то вина была возложена на специалистов психиатрической службы – дескать, не долечили, рано выписали, «отпустили», не доглядели и т.д. (тем более, что в обществе, к сожалению, существует запрос и на такую оценку работы психиатров).

 

Глубокоуважаемый господин президент!

В настоящее время сформирована и активно работает межведомственная рабочая группа Следственного комитета РФ и Национальной медицинской палаты по вопросам подготовки предложений о внесении в УК РФ изменений, касающихся ответственности медицинских работников за преступления по службе. Широко обсуждается концепция декриминализации врачебной деятельности.

В этой связи возмущение медицинского сообщества вызывают действия сотрудников Следственного комитета Астраханской области и юридически необоснованные приговоры Кировского районного суда г. Астрахани и областного суда. При этом следует отметить, что бездоказательно-обвинительное направление в деятельности СК и судебных органов Астраханской области в отношении медицинских работников уже не первый год находится в поле внимания российской общественности (достаточно вспомнить получившее скандальный резонанс дело врача Андроновой О.В.). Подобная правоприменительная практика в отношении медицинских работников позволяет сделать вывод о реальном существовании объективного вменения и прямо противоречит основополагающему принципу виновной ответственности, закрепленной в ст. 5 Уголовного кодекса РФ.

Такая ситуация порождает атмосферу «охоты на ведьм в белых халатах», и не только способствует стравливанию медицинских работников и пациентов, но и дискредитирует авторитет правоохранительной системы и судебных органов в целом.

Российское общество психиатров настаивает на отмене этого неправосудного приговора.

 

 

Обращение принято на Пленуме  Российского общества психиатров
Санкт-Петербург, 18 октября 2019 года

 

 

                                                 Председателю Совета при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека
В.А. Фадееву

                                                                   

 

                                                  

Обращение Исполкома Правления Российского общества психиатров

 

 

Глубокоуважаемый Валерий Александрович!

 

4.10.2019 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека обратился к генеральному прокурору России Юрию Чайке с просьбой обратить внимание на резонансные случаи привлечения медицинских работников к уголовной ответственности за врачебную ошибку. В числе врачей, которых следственные органы, а затем и суд объявили преступниками – астраханский врач психиатр Александр Шишлов. Дело Шишлова получило широкий резонанс в медицинском сообществе не только в нашей стране, но и за рубежом. Специалисты, работающие в области охраны психического здоровья, с тревогой видят в приговоре врачу Шишлову ту же обвинительную тенденцию в практике судебных органов, что и во многих известных делах последних лет.

Исполком Правления Российского общества психиатров, общенациональной профессиональной медицинской организации специалистов в области охраны психического  здоровья, обращается к Вам с просьбой взять под личный контроль результаты обращения СПЧ в связи с продолжающимся беспрецедентным уголовным преследованием Шишлова А.А.

Наше первое обращение по этому поводу в Генеральную прокуратуру не рассматривалось, а было, по существу, переадресовано прокурорской службе Астраханской области, которая, по нашему мнению, как раз и не предотвратила вынесение вопиющего и не имеющего прецедента в российской судебной практике приговора. 18.10.2019 г. Пленум Правления Российского общества психиатров принял второе обращение в адрес Генерального прокурора РФ, в котором изложены фактические обстоятельства дела и их оценка профессиональным сообществом (текст обращения прилагается).

После совершения резонансного преступления - убийства ребенка, совершенного психически больным - следственные органы Архангельской области вознамерились непременно представить обществу виновных. И вина была возложена на специалистов психиатрической службы – дескать, не долечили, рано выписали, «отпустили», не доглядели и т.д. (тем более, что в обществе, к сожалению, существует запрос и на такую оценку работы психиатров). Несостоятельность обвинения врача Шишлова А.А. по предъявляемой статье «халатность» очевидна, и это обвинение полностью опровергается материалами самого уголовного дела, содержащимися в приговоре суда. Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка: дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела.

При этом следует отметить, что бездоказательно-обвинительное направление в деятельности СК и судебных органов Астраханской области в отношении медицинских работников уже не первый год находится в поле внимания российской общественности (достаточно вспомнить получившее скандальный резонанс дело врача Андроновой О.В.). Подобная правоприменительная практика в отношении медицинских работников позволяет сделать вывод о реальном существовании объективного вменения и прямо противоречит основополагающему принципу виновной ответственности, закрепленной в ст. 5 Уголовного кодекса РФ.

Такая ситуация порождает атмосферу «охоты на ведьм в белых халатах», и не только способствует стравливанию медицинских работников и пациентов, но и дискредитирует авторитет правоохранительной системы и судебных органов в целом.

Российское общество психиатров настаивает на отмене этого неправосудного приговора.

 

Обращение принято на Пленуме  Российского общества психиатров

Санкт-Петербург, 18 октября 2019 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                   Генеральному прокурору Российской Федерации
Ю.Я. Чайке

 

Обращение Пленума Правления Российского общества психиатров

 

Глубокоуважаемый Юрий Яковлевич!

 

Участники Пленума Российского общества психиатров, как общенациональной профессиональной медицинской организации специалистов в области охраны психического  здоровья, повторно обращаются к Вам в связи с продолжающимся беспрецедентным уголовным преследованием врача психиатра Шишлова А.А.

Предыдущее обращение по этому поводу от Исполкома Российского общества психиатров Генеральной прокуратурой не рассматривалось, а было, по существу, переадресовано прокурорской службе Астраханской области, которая, по нашему мнению, как раз и не предотвратила вынесение вопиющего и не имеющего прецедента в российской судебной практике приговора. Специалисты, работающие в области охраны психического здоровья, с тревогой видят в приговоре врачу Шишлову ту же обвинительную тенденцию в практике судебных органов, что и во многих известных делах последних лет.

В связи с этим, а также с тем, что дело врача Шишлова получило широкий резонанс в медицинском сообществе не только в нашей стране, но и за рубежом, просим Вас, глубокоуважаемый Юрий Яковлевич, организовать соответствующую проверку данного обращения непосредственно специалистами Генеральной прокуратуры.

Врач Шишлов А.А. решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ, и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью. Дело получило общественный резонанс, нелицеприятное для судебно-следственных органов отражение в СМИ – и, видимо, поэтому повторное его рассмотрение в апелляционном порядке судьей Вачевой И.И. проходило в закрытом режиме. Астраханский областной суд, вновь проигнорировав все факты, свидетельствующие о невиновности Шишлова А.А., своим апелляционным приговором от 22.08.2019 г. продублировал приговор суда первой инстанции.

Фактические обстоятельства дела таковы.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ («халатность»), было возбуждено СК РФ по Астраханской области 18.10.2017 г. «в связи с наличием в действиях должностных лиц  ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница» признаков соответствующего преступления».

Пациент Е., состоящий на учете в ГБУЗ АО «ОКПБ» и находившийся более года по постановлению суда в одном из отделений учреждения на стационарном принудительном лечении, постановлением суда был переведен на амбулаторную форму принудительного лечения и выписан из больницы. Спустя два с половиной месяца после выписки, в момент обострения заболевания Е. совершил преступление, предусмотренное ст. 105 УК РФ («убийство»), после чего был застрелен полицией.

Следственным комитетом виновным в резонансном событии был определен врач психиатр ГБУЗ АО «ОКПБ» Шишлов А.А., являвшийся лечащим врачом Е. в период стационарного лечения последнего. Вину Шишлова А.А. суд усмотрел в том, что он проявил халатность, способствуя преждевременной выписке Е. из стационара, был инициатором комиссионного решения врачей больницы, рекомендовавших суду изменить Е. принудительную меру медицинского характера и перевести его на принудительное лечение в амбулаторных условиях.

Однако внимательное и непредвзятое рассмотрение обстоятельств произошедшего и материалов, представленных в приговоре по данному делу, позволяет без труда увидеть несостоятельность аргументов суда при обосновании  принятого им решения. Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка: дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела.

1. Совершенно бездоказательно суд заключил, что «первопричиной» совершения Е. общественно опасного деяния было принятое несколькими месяцами ранее «изменение типа принудительного лечения». Для специалистов в области охраны психического здоровья такое утверждение представляется абсурдным, поскольку общественно опасные действия психически больных являются следствием обострения психического заболевания, в данном случае, спровоцированного самовольным прекращением Е. назначенного ему лечения (что было подтверждено в ходе судебного рассмотрения).

Согласно ст. 293 УК РФ, состав преступления, ею предусмотренного, имеется лишь в случае, когда по делу установлена причинная связь между противоправным действием (бездействием) должностного лица и наступившими последствиями. Отсутствие такой связи исключает ответственность по данной статье. Однако органом следствия, а затем и судом, данное принципиальное обстоятельство было проигнорировано – несмотря на имеющиеся в материалах дела заключения экспертов и показания свидетелей. Из приговора апелляционной инстанции следует, что если через два с половиной месяца после замены стационарной принудительной меры медицинского характера на амбулаторную Е. было совершено общественно-опасное деяние, то причиной последнего и является указанная замена! Этот очевидный для любого юриста нонсенс (после не значит вследствие) говорит лишь о том, что следствию, а затем и суду непременно надо было найти виновного в резонансном преступлении, совершенном психически больным. Согласно этой кривой логике, причиной любой повторной госпитализации пациента является его предыдущая выписка.

2. Нередко по отношению к врачам применяют ч. 2 статьи 109 УК РФ  «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей». Однако в данном случае ее нельзя использовать, т.к. ни сам Шишлов, ни другие врачи-психиатры не причиняли никакого прямого вреда ребенку, они его даже не видели. Поэтому следствие решило применить против Шишлова статью 293 УК РФ  «Халатность». Но это неверная квалификация. Халатность — должностное преступление, а врач Шишлов не был должностным лицом. Он не принимал и не мог принять единоличное, самостоятельное решение об изменении принудительной меры медицинского характера — это сделал суд. Врач Шишлов не имел отношения и к тому, как пациента лечат на районном уровне, он почти три месяца его не видел. Но именно Шишлова в итоге осудили, хотя эта история должна была закончиться уже на стадии доследственной проверки.

3. Лица, находящиеся на стационарном принудительном лечении, в соответствии со ст. 102 УК РФ, должны не реже 1 раза в 6 месяцев подвергаться освидетельствованию комиссией врачей психиатров для определения их психического состояния и решения вопроса о наличии оснований внесения для представления в суд о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры. Заключение комиссии с рекомендацией изменить принудительную меру медицинского характера дается в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной и возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

Таким образом, врачебная комиссия не обладает полномочиями по изменению типа принудительного лечения, но, в соответствии с действующим законодательством, в установленные сроки должна проводить освидетельствование больных и давать рекомендации суду, который и принимает окончательное решение.

Пациент Е. был своевременно представлен врачом Шишловым А.А. на комиссионное освидетельствование, согласно законодательно закрепленному сроку.

Персональный состав комиссии врачей психиатров по освидетельствованию больных, находящихся на принудительном лечении, был утвержден приказом по ГБУЗ АО «ОКПБ» №43 от 14.03.2008 г. Решение о переводе пациента со стационарного принудительного лечения на амбулаторное было обосновано объективными критериями, отраженными в акте освидетельствования. Решение комиссии врачей психиатровпо освидетельствованию Е. было законным, обоснованным коллегиальным и является доказательством согласия в объективной оценке психического статуса пациента и характере избираемой принудительной меры медицинского характера. Шишлов А.А. не мог единолично принять решение о продлении, прекращении или изменении вида принудительного лечения Е.; более того, Шишлов А.А. в составе комиссии по статусу и служебному положению являлся младшим лицом.

Таким образом, комиссия врачей-психиатров ГБУЗ АО «ОКПБ» № 43 рекомендовала изменить режим принудительного лечения больному Е., на основании данных комиссионного осмотра и объективных данных о состоянии здоровья пациента. Окончательное решение об изменении режима принудительного лечения принимал Кировский районный суд г. Астрахани 21 июня 2017 г. в составе председательствующего судьи Ярошенко А.В. с участием помощника прокурора Кировского района г. Астрахани Резниковой О.А., которая не возражала  и считала, что ходатайство о замене стационарного наблюдения на амбулаторное подлежит удовлетворению. Режим принудительного наблюдения больному Е. был изменен именно постановлением суда. Сам Шишлов А.А. не присутствовал на заседании и не вводил в заблуждение суд, прокурора, иных участников процесса.

Согласно ч. 6 ст. 445 УПК РФ, «суд прекращает или изменяет применение принудительной меры медицинского характера…», из чего прямо следует, что решение о прекращении принудительного лечения принимает суд, а не врачи. Медицинское заключение комиссии врачей выступает лишь одним из доказательств, исследуемых судом наряду с другими доказательствами (показаниями, документами), о чем говорится в ч. 5 ст. 445 УПК РФ. Если медицинское заключение вызывает сомнение, то суд вправе «назначить судебную экспертизу, истребовать дополнительные документы, а также допросить лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера, если это возможно по его психическому состоянию» (ч. 5 ст. 445 УПК РФ). В данном случае, суд согласился с заключением комиссии врачей-психиатров, и данное решение никем не оспаривалось.

4. Последующие два с половиной месяца Е. находился на принудительном лечении в амбулаторных условиях. Шишлов А.А., в соответствии со своими полномочиями врача стационара, не оказывал и не мог оказывать какое-либо юридически оформленное значимое влияние на лечение Е. после его выписки на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение по месту жительства, отслеживать его поведение, оказывать клиническое воздействие и нести юридическую ответственность за совершение им общественно опасных деяний.

При выписке больного Е. из стационара должным образом, с предоставлением рекомендаций, были извещены диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ» и местное РОВД. На следующий день после выписки пациент в сопровождении матери посетил участкового инспектора  РОВД, никаких рекомендаций от которого ему не предоставлялось. Врачом амбулаторной службы, родственниками пациента его состояния, согласно материалам дела, оценивалось как хорошее, стабильное, спокойное.

За два с половиной месяца, прошедших после выписки Е., он был трижды осмотрен участковым врачом психиатром по месту жительства, который не заметил никаких изменений в состоянии Е. и, соответственно, причин изменения лечения или необходимости госпитализации, что было зафиксировано в медицинской документации.

Спустя три недели после выписки  пациент самовольно прекратил прием лекарственных препаратов на фоне злоупотребления заваркой чая (чифирём) при попустительстве родственников и игнорировании ими этой проблемы, о чём не было информировано диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ». Данная информация была открыта в ходе судебного заседания. Со слов матери, выраженные изменения в психическом состоянии сына она отметила за два-три дня до совершения преступления, но не оказала этому факту должного внимания, то есть, не известила диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ».

Представляется очевидным, что причиной совершения Е. повторного общественно опасного деяния послужило обострение хронического психического заболевания, спровоцированного самовольным прекращением пациентом назначенного ему психиатрами лечения и злоупотреблением «психоактивным» напитком. Родственники Е., заметившие ухудшение его психического состояния, своевременно не проинформировали об этом специалистов амбулаторной психиатрической службы, осуществлявших наблюдение и лечение Е., что не позволило своевременно принять меры по предупреждению совершения Е. общественно опасного деяния.

4. Таким образом, следует констатировать: несмотря на то, что произошла ужасная трагедия, состава уголовного преступления здесь нет. Врач Шишлов не убивал ребенка, он и его коллеги - и члены врачебной комиссии стационара, и специалисты амбулаторной психиатрической службы действовали в полном соответствии со своими должностными инструкциями и строго исполняли требования законодательства.

Психиатрический пациент, даже совершивший общественно опасное деяние, не может «превентивно» пожизненно содержаться в психиатрической больнице. В случае наступления устойчивой ремиссии он подлежит выписке или переводу на принудительное лечение в амбулаторных условиях. При этом всегда сохраняется вероятность возникновения нового рецидива заболевания и риск совершения больным общественно опасных действий. Достоверно предсказать вероятность совершения таких действий психиатры не могут. Поэтому появление уголовных дел, аналогичных «делу Шишлова», невозможно себе представить ни в одной стране с развитой системой психиатрической помощи и законодательством, защищающим права всех граждан – и пациентов, и их родственников, и медицинских работников.  

Несостоятельность обвинения врача Шишлова А.А. по предъявляемой статье «халатность» очевидна, и это обвинение полностью опровергается материалами самого уголовного дела, содержащимися в приговоре суда. Почему же, в таком случае, именно он был выбран в качестве виновного? Невольно напрашивается следующий ответ.

После совершения резонансного преступления следственные органы вознамерились непременно представить обществу виновных. И поскольку задержать совершившего убийство Е. у полиции не получилось (получилось только его убить), а назвать решение суда об изменении принудительной меры медицинского характера судебной ошибкой «нельзя» - то вина была возложена на специалистов психиатрической службы – дескать, не долечили, рано выписали, «отпустили», не доглядели и т.д. (тем более, что в обществе, к сожалению, существует запрос и на такую оценку работы психиатров).

 

Глубокоуважаемый Юрий Яковлевич!

 

В настоящее время сформирована и активно работает межведомственная рабочая группа Следственного комитета РФ и Национальной медицинской палаты по вопросам подготовки предложений о внесении в УК РФ изменений, касающихся ответственности медицинских работников за преступления по службе. Широко обсуждается концепция декриминализации врачебной деятельности.

В этой связи возмущение медицинского сообщества вызывают действия сотрудников Следственного комитета Астраханской области и юридически необоснованные приговоры Кировского районного суда г. Астрахани и областного суда. При этом следует отметить, что бездоказательно-обвинительное направление в деятельности СК и судебных органов Астраханской области в отношении медицинских работников уже не первый год находится в поле внимания российской общественности (достаточно вспомнить получившее скандальный резонанс дело врача Андроновой О.В.).

Такая ситуация порождает атмосферу «охоты на ведьм в белых халатах», и не только способствует стравливанию медицинских работников и пациентов, но и дискредитирует авторитет правоохранительной системы и судебных органов в целом.

Российское общество психиатров настаивает на отмене этого неправосудного приговора

и просит Вас, глубокоуважаемый Юрий Яковлевич, предпринять все для этого предусмотренные законом меры прокурорского реагирования.

 

 

Обращение принято на Пленуме  Российского общества психиатров

 

Санкт-Петербург, 18 октября 2019 года

 

 

 

 

 

 



Тэги:

РОП (86) Пленум Правления РОП (12) Шишлов (3)


Чтобы увидеть комментарии Вы должны зарегистрироваться как специалист