Главная | Новости | Обращения Российского общества психиатров по делу А.Шишлова

Новости

Обращения Российского общества психиатров по делу А.Шишлова


По результатам рассмотрения обращения в РОП психиатра А.Шишлова и изучения предоставленных им материалов судебного разбирательства Исполком РОП направил обращения Прокурору Астраханской области, в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, Президенту Национальной Медицинской Палаты Л.М.Рошалю, заместителю председателя Комитета Государственной Думы РФ по охране здоровья Н.В.Говорину


 

                                                     Прокурору Астраханской области  А.Г. Лычагину

 

Глубокоуважаемый Александр Геннадьевич!

Российское общество психиатров крайне обеспокоено осуждением врача психиатра Шишлова А.А., который решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью.

Специалисты, работающие в области охраны психического здоровья, с тревогой видят в приговоре врачу Шишлову ту же обвинительную тенденцию в практике судебных органов, что и во многих известных делах последних лет.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ («халатность»), было возбуждено СК РФ по Астраханской области 18.10.2017 г. «в связи с наличием в действиях должностных лиц  ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница» признаков соответствующего преступления».

Фактические обстоятельства дела таковы.

Пациент Е., состоящий на учете в ГБУЗ АО «ОКПБ» и находившийся более года по постановлению суда в одном из отделений учреждения на стационарном принудительном лечении, постановлением суда был переведен на амбулаторную форму принудительного лечения и выписан из больницы. Спустя два с половиной месяца после выписки, в момент обострения заболевания Е. совершил преступление, предусмотренное ст. 105 УК РФ («убийство»), после чего был застрелен полицией.

Следственным комитетом виновным в резонансном событии был определен врач психиатр ГБУЗ АО «ОКПБ» Шишлов А.А., являвшийся лечащим врачом Е. в период стационарного лечения последнего. Решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. Шишлов А.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ, и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью. Вину Шишлова А.А. суд усмотрел в том, что он проявил халатность, способствуя преждевременной выписке Е. из стационара, был инициатором комиссионного решения врачей больницы, рекомендовавших суду изменить Е. принудительную меру медицинского характера и перевести его на принудительное лечение в амбулаторных условиях.

Однако внимательное и непредвзятое рассмотрение обстоятельств произошедшего и материалов, представленных в приговоре по данному делу, позволяет без труда увидеть несостоятельность аргументов суда при обосновании  принятого им решения. Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка: дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела.

Совершенно бездоказательно суд заключил, что «первопричиной» совершения Е. общественно опасного деяния было принятое несколькими месяцами ранее «изменение типа принудительного лечения». Для специалистов в области охраны психического здоровья такое утверждение представляется абсурдным, поскольку общественно опасные действия психически больных являются следствием обострения психического заболевания, в данном случае, спровоцированного самовольным прекращением Е. назначенного ему лечения (что было подтверждено в ходе судебного рассмотрения).

Лица, находящиеся на стационарном принудительном лечении, в соответствии со ст. 102 УК РФ, должны не реже 1 раза в 6 месяцев подвергаться освидетельствованию комиссией врачей психиатров для определения их психического состояния и решения вопроса о наличии оснований внесения для представления в суд о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры. Заключение комиссии с рекомендацией изменить принудительную меру медицинского характера дается в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной и возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

Пациент Е. был своевременно представлен врачом Шишловым А.А. на комиссионное освидетельствование, согласно законодательно закрепленному сроку.

Персональный состав комиссии врачей психиатров по освидетельствованию больных, находящихся на принудительном лечении, был утвержден приказом по ГБУЗ АО «ОКПБ» №43 от 14.03.2008 г. Решение о переводе пациента со стационарного принудительного лечения на амбулаторное было обосновано объективными критериями, отраженными в акте освидетельствования. Решение комиссии врачей психиатровпо освидетельствованию Е. было коллегиальным и является доказательством согласия в объективной оценке психического статуса пациента и характере избираемой принудительной меры медицинского характера. Шишлов А.А. не мог единолично принять решение о продлении, прекращении или изменении вида принудительного лечения Е.; более того, Шишлов А.А. в составе комиссии по статусу и служебному положению являлся младшим должностным лицом.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», заключение эксперта (комиссии экспертов, специалистов) носит рекомендательный характер, конкретное решение принимает суд (п. 19). В данном случае, суд согласился с заключением комиссии врачей-психиатров, и данное решение никем не оспаривалось.

Последующие два с половиной месяца Е. находился на принудительном лечении в амбулаторных условиях. Шишлов А.А., в соответствии со своими полномочиями врача стационара, не оказывал и не мог оказывать какое-либо юридически оформленное значимое влияние на лечение Е. после его выписки на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение по месту жительства, отслеживать его поведение, оказывать клиническое воздействие и нести юридическую ответственность за совершение им общественно опасных деяний.

При выписке больного Е. из стационара должным образом, с предоставлением рекомендаций, были извещены диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ» и местное РОВД. На следующий день после выписки пациент в сопровождении матери посетил участкового инспектора  РОВД, никаких рекомендаций от которого ему не предоставлялось.

За два с половиной месяца, прошедших после выписки Е., он был трижды осмотрен участковым врачом психиатром по месту жительства, который не заметил никаких изменений в состоянии Е. и, соответственно, причин изменения лечения или необходимости госпитализации, что было зафиксировано в медицинской документации.

Спустя три недели после выписки  пациент самовольно прекратил прием лекарственных препаратов на фоне злоупотребления заваркой чая (чифирём) при попустительстве родственников и игнорировании ими этой проблемы, о чём не было информировано диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ». Данная информация была открыта в ходе судебного заседания. Со слов матери, выраженные изменения в психическом состоянии сына она отметила за два-три дня до совершения преступления, но в силу занятости не оказала должного внимания, то есть, не известила диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ».

Таким образом, представляется очевидным, что причиной совершения Е. повторного общественно опасного деяния послужило обострение хронического психического заболевания, спровоцированного самовольным прекращением пациентом назначенного ему психиатрами лечения и злоупотреблением психоактивным напитком. Родственники Е., заметившие ухудшение его психического состояния, своевременно не проинформировали об этом специалистов амбулаторной психиатрической службы, осуществлявших наблюдение и лечение Е., что не позволило своевременно принять меры по предупреждению совершения Е. общественно опасного деяния.

Несостоятельность обвинения врача Шишлова А.А. по предъявляемой статье «халатность» очевидна, и это обвинение полностью опровергается материалами самого уголовного дела, содержащимися в приговоре суда.

 

Глубокоуважаемый Александр Геннадьевич!

В настоящее время сформирована и активно работает межведомственная рабочая группа Следственного комитета РФ и Национальной медицинской палаты по вопросам подготовки предложений о внесении в УК РФ изменений, касающихся ответственности медицинских работников за преступления по службе. Широко обсуждается концепция декриминализации врачебной деятельности.

В этой связи возмущение медицинского сообщества вызывают действия сотрудников Следственного комитета Астраханской области и юридически необоснованный приговор Кировского районного суда г. Астрахани. При этом следует отметить, что бездоказательно-обвинительное направление в деятельности СК и судебных органов Астраханской области в отношении медицинских работников уже не первый год находится в поле внимания российской общественности (достаточно вспомнить получившее скандальный резонанс дело врача Андроновой О.В.).

Такая ситуация порождает атмосферу «охоты на ведьм в белых халатах», и не только способствует стравливанию медицинских работников и пациентов, но и дискредитирует авторитет правоохранительной системы и судебных органов в обществе.

Российское общество психиатров настаивает на отмене этого неправосудного приговора и просит Вас, глубокоуважаемый Александр Геннадьевич, предпринять все предусмотренные законом меры прокурорского реагирования для обжалования решения Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г.

 

 

Исполнительный Комитет Правления
Российского общества психиатров

 

 

                                           Генеральному прокурору Российской Федерации Ю.Я. Чайке

                                                            

Глубокоуважаемый Юрий Яковлевич!

Российское общество психиатров крайне обеспокоено осуждением врача психиатра Шишлова А.А., который решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью.

Специалисты, работающие в области охраны психического здоровья, с тревогой видят в приговоре врачу Шишлову ту же обвинительную тенденцию в практике судебных органов, что и во многих известных делах последних лет.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ («халатность»), было возбуждено СК РФ по Астраханской области 18.10.2017 г. «в связи с наличием в действиях должностных лиц  ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница» признаков соответствующего преступления».

Фактические обстоятельства дела таковы.

Пациент Е., состоящий на учете в ГБУЗ АО «ОКПБ» и находившийся более года по постановлению суда в одном из отделений учреждения на стационарном принудительном лечении, постановлением суда был переведен на амбулаторную форму принудительного лечения и выписан из больницы. Спустя два с половиной месяца после выписки, в момент обострения заболевания Е. совершил преступление, предусмотренное ст. 105 УК РФ («убийство»), после чего был застрелен полицией.

Следственным комитетом виновным в резонансном событии был определен врач психиатр ГБУЗ АО «ОКПБ» Шишлов А.А., являвшийся лечащим врачом Е. в период стационарного лечения последнего. Решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. Шишлов А.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ, и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью. Вину Шишлова А.А. суд усмотрел в том, что он проявил халатность, способствуя преждевременной выписке Е. из стационара, был инициатором комиссионного решения врачей больницы, рекомендовавших суду изменить Е. принудительную меру медицинского характера и перевести его на принудительное лечение в амбулаторных условиях.

Однако внимательное и непредвзятое рассмотрение обстоятельств произошедшего и материалов, представленных в приговоре по данному делу, позволяет без труда увидеть несостоятельность аргументов суда при обосновании  принятого им решения. Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка: дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела.

Совершенно бездоказательно суд заключил, что «первопричиной» совершения Е. общественно опасного деяния было принятое несколькими месяцами ранее «изменение типа принудительного лечения». Для специалистов в области охраны психического здоровья такое утверждение представляется абсурдным, поскольку общественно опасные действия психически больных являются следствием обострения психического заболевания, в данном случае, спровоцированного самовольным прекращением Е. назначенного ему лечения (что было подтверждено в ходе судебного рассмотрения).

Лица, находящиеся на стационарном принудительном лечении, в соответствии со ст. 102 УК РФ, должны не реже 1 раза в 6 месяцев подвергаться освидетельствованию комиссией врачей психиатров для определения их психического состояния и решения вопроса о наличии оснований внесения для представления в суд о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры. Заключение комиссии с рекомендацией изменить принудительную меру медицинского характера дается в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной и возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

Пациент Е. был своевременно представлен врачом Шишловым А.А. на комиссионное освидетельствование, согласно законодательно закрепленному сроку.

Персональный состав комиссии врачей психиатров по освидетельствованию больных, находящихся на принудительном лечении, был утвержден приказом по ГБУЗ АО «ОКПБ» №43 от 14.03.2008 г. Решение о переводе пациента со стационарного принудительного лечения на амбулаторное было обосновано объективными критериями, отраженными в акте освидетельствования. Решение комиссии врачей психиатровпо освидетельствованию Е. было коллегиальным и является доказательством согласия в объективной оценке психического статуса пациента и характере избираемой принудительной меры медицинского характера. Шишлов А.А. не мог единолично принять решение о продлении, прекращении или изменении вида принудительного лечения Е.; более того, Шишлов А.А. в составе комиссии по статусу и служебному положению являлся младшим должностным лицом.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», заключение эксперта (комиссии экспертов, специалистов) носит рекомендательный характер, конкретное решение принимает суд (п. 19). В данном случае, суд согласился с заключением комиссии врачей-психиатров, и данное решение никем не оспаривалось.

Последующие два с половиной месяца Е. находился на принудительном лечении в амбулаторных условиях. Шишлов А.А., в соответствии со своими полномочиями врача стационара, не оказывал и не мог оказывать какое-либо юридически оформленное значимое влияние на лечение Е. после его выписки на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение по месту жительства, отслеживать его поведение, оказывать клиническое воздействие и нести юридическую ответственность за совершение им общественно опасных деяний.

При выписке больного Е. из стационара должным образом, с предоставлением рекомендаций, были извещены диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ» и местное РОВД. На следующий день после выписки пациент в сопровождении матери посетил участкового инспектора  РОВД, никаких рекомендаций от которого ему не предоставлялось.

За два с половиной месяца, прошедших после выписки Е., он был трижды осмотрен участковым врачом психиатром по месту жительства, который не заметил никаких изменений в состоянии Е. и, соответственно, причин изменения лечения или необходимости госпитализации, что было зафиксировано в медицинской документации.

Спустя три недели после выписки  пациент самовольно прекратил прием лекарственных препаратов на фоне злоупотребления заваркой чая (чифирём) при попустительстве родственников и игнорировании ими этой проблемы, о чём не было информировано диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ». Данная информация была открыта в ходе судебного заседания. Со слов матери, выраженные изменения в психическом состоянии сына она отметила за два-три дня до совершения преступления, но в силу занятости не оказала должного внимания, то есть, не известила диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ».

Таким образом, представляется очевидным, что причиной совершения Е. повторного общественно опасного деяния послужило обострение хронического психического заболевания, спровоцированного самовольным прекращением пациентом назначенного ему психиатрами лечения и злоупотреблением психоактивным напитком. Родственники Е., заметившие ухудшение его психического состояния, своевременно не проинформировали об этом специалистов амбулаторной психиатрической службы, осуществлявших наблюдение и лечение Е., что не позволило своевременно принять меры по предупреждению совершения Е. общественно опасного деяния.

Несостоятельность обвинения врача Шишлова А.А. по предъявляемой статье «халатность» очевидна, и это обвинение полностью опровергается материалами самого уголовного дела, содержащимися в приговоре суда.

 

Глубокоуважаемый Юрий Яковлевич!

В настоящее время сформирована и активно работает межведомственная рабочая группа Следственного комитета РФ и Национальной медицинской палаты по вопросам подготовки предложений о внесении в УК РФ изменений, касающихся ответственности медицинских работников за преступления по службе. Широко обсуждается концепция декриминализации врачебной деятельности.

В этой связи возмущение медицинского сообщества вызывают действия сотрудников Следственного комитета Астраханской области и юридически необоснованный приговор Кировского районного суда г. Астрахани. При этом следует отметить, что бездоказательно-обвинительное направление в деятельности СК и судебных органов Астраханской области в отношении медицинских работников уже не первый год находится в поле внимания российской общественности (достаточно вспомнить получившее скандальный резонанс дело врача Андроновой О.В.).

Такая ситуация порождает атмосферу «охоты на ведьм в белых халатах», и не только способствует стравливанию медицинских работников и пациентов, но и дискредитирует авторитет правоохранительной системы и судебных органов в обществе.

Российское общество психиатров настаивает на отмене этого неправосудного приговора и просит Вас, глубокоуважаемый Юрий Яковлевич, предпринять все предусмотренные законом меры прокурорского реагирования для обжалования решения Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г.

Исполнительный Комитет Правлени
  Российского общества психиатров

 

 

 

                                 Президенту Национальной медицинской палаты Л.М. Рошалю

 

Глубокоуважаемый Леонид Михайлович!

Российское общество психиатров крайне обеспокоено осуждением врача психиатра Шишлова А.А., который решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью.

Специалисты, работающие в области охраны психического здоровья, с тревогой видят в приговоре врачу Шишлову ту же обвинительную тенденцию в практике судебных органов, что и во многих известных делах последних лет.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ («халатность»), было возбуждено СК РФ по Астраханской области 18.10.2017 г. «в связи с наличием в действиях должностных лиц  ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница» признаков соответствующего преступления».

Фактические обстоятельства дела таковы.

Пациент Е., состоящий на учете в ГБУЗ АО «ОКПБ» и находившийся более года по постановлению суда в одном из отделений учреждения на стационарном принудительном лечении, постановлением суда был переведен на амбулаторную форму принудительного лечения и выписан из больницы. Спустя два с половиной месяца после выписки, в момент обострения заболевания Е. совершил преступление, предусмотренное ст. 105 УК РФ («убийство»), после чего был застрелен полицией.

Следственным комитетом виновным в резонансном событии был определен врач психиатр ГБУЗ АО «ОКПБ» Шишлов А.А., являвшийся лечащим врачом Е. в период стационарного лечения последнего. Решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. Шишлов А.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ, и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью. Вину Шишлова А.А. суд усмотрел в том, что он проявил халатность, способствуя преждевременной выписке Е. из стационара, был инициатором комиссионного решения врачей больницы, рекомендовавших суду изменить Е. принудительную меру медицинского характера и перевести его на принудительное лечение в амбулаторных условиях.

Однако внимательное и непредвзятое рассмотрение обстоятельств произошедшего и материалов, представленных в приговоре по данному делу, позволяет без труда увидеть несостоятельность аргументов суда при обосновании  принятого им решения. Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка: дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела.

Совершенно бездоказательно суд заключил, что «первопричиной» совершения Е. общественно опасного деяния было принятое несколькими месяцами ранее «изменение типа принудительного лечения». Для специалистов в области охраны психического здоровья такое утверждение представляется абсурдным, поскольку общественно опасные действия психически больных являются следствием обострения психического заболевания, в данном случае, спровоцированного самовольным прекращением Е. назначенного ему лечения (что было подтверждено в ходе судебного рассмотрения).

Лица, находящиеся на стационарном принудительном лечении, в соответствии со ст. 102 УК РФ, должны не реже 1 раза в 6 месяцев подвергаться освидетельствованию комиссией врачей психиатров для определения их психического состояния и решения вопроса о наличии оснований внесения для представления в суд о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры. Заключение комиссии с рекомендацией изменить принудительную меру медицинского характера дается в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной и возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

Пациент Е. был своевременно представлен врачом Шишловым А.А. на комиссионное освидетельствование, согласно законодательно закрепленному сроку.

Персональный состав комиссии врачей психиатров по освидетельствованию больных, находящихся на принудительном лечении, был утвержден приказом по ГБУЗ АО «ОКПБ» №43 от 14.03.2008 г. Решение о переводе пациента со стационарного принудительного лечения на амбулаторное было обосновано объективными критериями, отраженными в акте освидетельствования. Решение комиссии врачей психиатровпо освидетельствованию Е. было коллегиальным и является доказательством согласия в объективной оценке психического статуса пациента и характере избираемой принудительной меры медицинского характера. Шишлов А.А. не мог единолично принять решение о продлении, прекращении или изменении вида принудительного лечения Е.; более того, Шишлов А.А. в составе комиссии по статусу и служебному положению являлся младшим должностным лицом.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», заключение эксперта (комиссии экспертов, специалистов) носит рекомендательный характер, конкретное решение принимает суд (п. 19). В данном случае, суд согласился с заключением комиссии врачей-психиатров, и данное решение никем не оспаривалось.

Последующие два с половиной месяца Е. находился на принудительном лечении в амбулаторных условиях. Шишлов А.А., в соответствии со своими полномочиями врача стационара, не оказывал и не мог оказывать какое-либо юридически оформленное значимое влияние на лечение Е. после его выписки на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение по месту жительства, отслеживать его поведение, оказывать клиническое воздействие и нести юридическую ответственность за совершение им общественно опасных деяний.

При выписке больного Е. из стационара должным образом, с предоставлением рекомендаций, были извещены диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ» и местное РОВД. На следующий день после выписки пациент в сопровождении матери посетил участкового инспектора  РОВД, никаких рекомендаций от которого ему не предоставлялось.

За два с половиной месяца, прошедших после выписки Е., он был трижды осмотрен участковым врачом психиатром по месту жительства, который не заметил никаких изменений в состоянии Е. и, соответственно, причин изменения лечения или необходимости госпитализации, что было зафиксировано в медицинской документации.

Спустя три недели после выписки  пациент самовольно прекратил прием лекарственных препаратов на фоне злоупотребления заваркой чая (чифирём) при попустительстве родственников и игнорировании ими этой проблемы, о чём не было информировано диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ». Данная информация была открыта в ходе судебного заседания. Со слов матери, выраженные изменения в психическом состоянии сына она отметила за два-три дня до совершения преступления, но в силу занятости не оказала должного внимания, то есть, не известила диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ».

Таким образом, представляется очевидным, что причиной совершения Е. повторного общественно опасного деяния послужило обострение хронического психического заболевания, спровоцированного самовольным прекращением пациентом назначенного ему психиатрами лечения и злоупотреблением психоактивным напитком. Родственники Е., заметившие ухудшение его психического состояния, своевременно не проинформировали об этом специалистов амбулаторной психиатрической службы, осуществлявших наблюдение и лечение Е., что не позволило своевременно принять меры по предупреждению совершения Е. общественно опасного деяния.

Несостоятельность обвинения врача Шишлова А.А. по предъявляемой статье «халатность» очевидна, и это обвинение полностью опровергается материалами самого уголовного дела, содержащимися в приговоре суда.

 

Глубокоуважаемый Леонид Михайлович!

В настоящее время сформирована и активно работает межведомственная рабочая группа Следственного комитета РФ и Национальной медицинской палаты по вопросам подготовки предложений о внесении в УК РФ изменений, касающихся ответственности медицинских работников за преступления по службе. Широко обсуждается концепция декриминализации врачебной деятельности.

В этой связи возмущение медицинского сообщества вызывают действия сотрудников Следственного комитета Астраханской области и юридически необоснованный приговор Кировского районного суда г. Астрахани. При этом следует отметить, что бездоказательно-обвинительное направление в деятельности СК и судебных органов Астраханской области в отношении медицинских работников уже не первый год находится в поле внимания общественности (достаточно вспомнить получившее скандальный резонанс дело врача Андроновой О.В.).

Такая ситуация порождает атмосферу «охоты на ведьм в белых халатах», и не только способствует стравливанию медицинских работников и пациентов, но и дискредитирует авторитет правоохранительной системы и судебных органов в обществе.

Убедительно просим Вас разобраться в этой резонансной ситуации и предпринять необходимые меры со стороны Национальной медицинской палаты, включая обращение в соответствующие инстанции, оказание консультативной и юридической помощи, а, главное, обеспечение информационной поддержки и формирование общественного мнения. Правление Российского общества психиатров, со своей стороны, готово предоставить высокопрофессиональных экспертов с тем, чтобы защитить репутацию астраханских психиатров.

 

По поручению Исполнительного комитета Российского общества психиатров Н.Г. Незнанов

 

 

                 Заместителю председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья  Н.В. Говорину

 

Глубокоуважаемый Николай Васильевич!

Российское общество психиатров крайне обеспокоено осуждением врача психиатра Шишлова А.А., который решением Кировского районного суда г. Астрахани от 06.06.2019 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ и приговорен к двум годам лишения свободы в колонии поселении с лишением права 2 года заниматься врачебной деятельностью. Несостоятельность обвинения врача Шишлова А.А. по предъявляемой статье «халатность» очевидна, и это обвинение полностью опровергается материалами самого уголовного дела, содержащимися в приговоре суда.

Специалисты, работающие в области охраны психического здоровья, с тревогой видят в приговоре врачу Шишлову ту же обвинительную тенденцию в практике судебных органов, что и во многих известных делах последних лет. При этом следует отметить, что бездоказательно-обвинительное направление в деятельности СК и судебных органов Астраханской области в отношении медицинских работников уже не первый год находится в поле внимания российской общественности (ранее скандальный резонанс получило дело врача Андроновой О.В. – тот же СК Астраханской области, тот же Кировский районный суд г. Астрахани).

Аргументы, касающейся фактической стороны этого дела, изложены в обращении на имя прокурора Астраханской области, копия которого прилагается.

Убедительно прошу Вас, глубокоуважаемый Николай Васильевич, оказать содействие в разрешении этой резонансной ситуации, для чего инициировать соответствующий депутатский запрос в Генеральную прокуратуру РФ.

 

По поручению Исполнительного комитета Российского общества психиатров Н.Г. Незнанов

 

 

 

 



Тэги:

правовые вопросы оказания психиатрической помощи (11)


Чтобы увидеть комментарии Вы должны зарегистрироваться как специалист