Главная | Новости | Журнал "Вопросы наркологии" - №12, 2017

Новости

Журнал "Вопросы наркологии" - №12, 2017


Журнал "Вопросы наркологии" - №12, 2017

 

ПСИХОТЕРАПИЯ В НАРКОЛОГИИ

Шустов Д.И., Тучина О.Д., Шустова С.А., Елисеенкова А.М.
Негативные эффекты и ошибки в ходе психотерапии в наркологической практике. С. 5–15

В статье обобщаются современные данные о неблагоприятных явлениях в ходе психотерапии: негативных эффектах, терапевтических ошибках/неудачах, тупиках. Предлагаются подходы для минимизации вреда и восстановления прерванного хода психотерапии. Делается акцент на наркологической практике.

Ключевые слова: психотерапия, негативный эффект, терапевтическая ошибка, наркологическая практика, амбивалентность.

 

Меринов А.В., Меденцева Т.А.
Особенности психотерапии алкогольной зависимости с учетом варианта семейной динамики. С. 16–22.

В предлагаемой статье рассмотрены подходы к лечению алкогольной зависимости и созависимости с учетом варианта брачной динамики в рамках семейной парадигмы терапии. Авторы предлагают следующие варианты семейной динамики, значимые для максимально индивидуализированной психотерапевтической практики: модель с перманентно закрытой семейной системой, первично и вторично открытыми семейными системами. Диагностика каждой из них вносит существенные коррективы в отношении построения тактики лечебного процесса, а также позволяет гибко контролировать содержание процесса выздоровления. Кроме того, продемонстрировано отсутствие единого «созависимого» типа реагирования близких на алкогольную зависимость члена семьи. Приводится описание моделей браков мужчин, страдающих алкогольной зависимостью: «классической» созависимой модели, временно созависимой и модели без созависимости. Полученные данные расширяют теоретическое представление о динамике браков мужчин, страдающих алкогольной зависимостью, феномене созависимости, а также дают возможность осуществления максимально дифференцированной терапии зависимого и созависимого состояний.

Ключевые слова: типы семей больных алкогольной зависимостью, алкогольная зависимость, созависимость, лечение алкогольной зависимости, психотерапия.

 

Тюсова О.В., Блохина Е.А., Гриненко А.Я., Звартау Э.Э., Лиознов Д.А., Рай А., Ченг Д., Бридден К., Чейссон К., Валей А., Палфай Т., Квин Э., Самет Дж., Крупицкий Е.М.
Рандомизированное клиническое исследование поведенческой интервенции для ВИЧ-инфицированных пациентов, злоупотребляющих алкоголем. С. 23–43.

Цель исследования. В исследовании изучалась эффективность поведенческой интервенции HERMITAGE, адаптированной к российским условиям и направленной на снижение рискованных в отношении инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), и ВИЧ-инфекции поведенческих практик среди ВИЧ-инфицированных лиц, злоупотребляющих алкоголем.

Дизайн исследования. Было проведено слепое рандомизированное клиническое испытание с периодом сопровождения 12 месяцев. Набор участников проводился на базе четырех лечебных учреждений Санкт-Петербурга. Интервенция проводилась в клинической инфекционной больнице им. С.П. Боткина. Больным основной группы проводилась интервенция HERMITAGE, а в группе контроля проводились равные по времени и «количеству внимания» беседы, не имеющие отношения к ИППП и рискованному в отношении ВИЧ-инфицирования поведению.

Выборка. ВИЧ-инфицированные пациенты, злоупотребляющие алкоголем и имеющие незащищенные сексуальные контакты в последние 6 месяцев (700 чел.) были рандомизированы либо в экспериментальную группу (интервенция HERMITAGE – 350 чел.), либо в контрольную группу (350 чел.).

Критерии оценки эффективности. Любая вновь выявленная лабораторным тестированием на визите 12 месяцев инфекция, передающаяся половым путем (ИППП), была основным критерием; к вторичным критериям относились изменение числа незащищенных сексуальных контактов и несколько переменных по употреблению алкоголя и наркотиков.

Результаты. Выборка участников состояла на 59% из мужчин, средний возраст – 30 лет, 60% употребляли наркотики внутривенно за последний год. 75 и 71% участников пришли на оценку на сроке 6 и 12 месяцев, соответственно. При оценке на сроке 12 месяцев ИППП было выявлено у 20 участников (8%) интервентной группы и 28 участников (12%) контрольной группы, различия между группами статистически незначимы (AOR 0,63; 95% CI: 0,34–1,18; P = 0,15). Однако в интервентной группе уровень ИППП статистически значимо снизился (с 16,5% в начале до 8,1% через 12 месяцев, Р < 0,01), в то время как в контрольной группе изменение частоты ИППП было незначимым. Обе группы значительно снизили рискованное поведение по количеству незащищенных сексуальных контактов и количеству потребляемого алкоголя, однако значимых различий между группами обнаружено не было.

Выводы. Несмотря на то, что адаптированная к российским условиям интервенция HERMITAGE не продемонстрировала статистически значимых различий по сравнению с контрольной группой по основному критерию эффективности – вновь выявленные ИППП, было продемонстрировано значимое снижение уровня ИППП в интервентной группе и снижение поведенческого риска в обеих группах, что свидетельствует о возможности поведенческой коррекции в группе ВИЧ-инфицированных лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами.

Ключевые слова: рандомизированное клиническое исследование, поведенческая интервенция, ИППП, ВИЧ-риски, ВИЧ-инфекция, алкоголь, Россия.

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В НАРКОЛОГИИ

Крупицкий Е.М., Трусова А.В.
Психосемантический подход в клинике зависимостей – методология применения невербальных (цветовых) репертуарных решеток. С. 44–56.

В статье изложены концептуальные методологические основания применения метода изучения индивидуального психосемантического пространства лиц с зависимостью. С позиции психосемантического подхода личность рассматривается как система значений и смыслов, которая может быть реконструирована в виде психосемантического пространства.

При этом особое место занимает изучение предсказательной роли разнонаправленных мотивационных факторов, влияющих на срывы и рецидивы больных с зависимостью. Сравнительное изучение индивидуального психосемантического пространства в двух репрезентативных системах отношений личности (вербальной и невербальной) позволяет выявить и проанализировать характеристики, значимые как в оценке прогноза ремиссии, так и в построении индивидуализированных психотерапевтических программ.

Ключевые слова: психосемантика, психодиагностика в наркологии, репертуарные решетки, алкоголизм, наркомания.

 

Илюк Р.Д., Громыко Д.И., Бочаров В.В., Шишкова А.М., Ильюшкина Е.В., Киселев А.С., Незнанов Н.Г., Крупицкий Е.М.
Предикторы агрессии и гнева у больных с синдромом зависимости от опиоидов с различным ВИЧ-статусом. С. 57–84.

На основании данных обследования опиоидзависимых с ВИЧ-позитивным статусом (ОЗВИЧ, n = 57), опиоидзависимых без ВИЧ-инфекции (ОЗ, n = 46) и контрольной группы (n = 90) проанализированы характеристики агрессии и гнева респондентов. С помощью множественной линейной регрессии для групп ОЗ и ОЗВИЧ получены модели (p <0,05), в которых в качестве зависимых переменных использовалась показатели шкал «Индекс агрессивности» (ОЗ: R2 = 0,91 vs. ОЗВИЧ: R2 = 0,47), «Индекс враждебности» (R2 = 0,89 vs. R2 = 0,41), «Обида» (R2 = 0,92 vs. R2= 0,35), «Чувство вины» (R2 = 0,93 vs. R2 = 0,60) опросника «Показатели и формы агрессии» А. Басса и А. Дарки, а также «Склонность к раздражительности и гневу как личностная особенность» (R2 = 0,73 vs. R2 = 0,62) и «Экспрессия гнева вовне» (R2 = 0,67 vs. R2 = 0,48) опросника «Характеристики и ориентации гнева» Ч.Д. Спилбергера. Независимыми переменными являлись клинические и социально-демографические характеристики больных, а также значения психометрических шкал опросников выраженности психопатологической симптоматики (SCL-90-R), копинг-стратегий Р.С. Лазаруса (WCQ), 16-факторного личностного опросника Р.Б. Кеттелла (16PF) и модифицированной шкала стигматизации методики Б.Г. Линка (LINK). В регрессионных моделях агрессии и гнева выявлены общие предикторы для обеих групп опиоидзависимых: мужской пол, толерантность, «низкий самоконтроль» (16PF), «межличностная сензитивность» (SCL-90-R), копинг-стратегии «бегство-избегание» и «конфронтация» (WCQ). Определены специфические предикторы для группы ОЗ: признаки органического поражения ЦНС, большее количество детоксикаций, меньшая длительность ремиссий, жалобы «обсессивно-компульсивного» спектра, снижение показателей «соматизация» и «депрессия» (по SCL-90-R), «самоконтроль» (WCQ), стигматизация по статусу «наркозависимость» (LINK), а также «низкая нормативность поведения», «робость», «эмоциональная неустойчивость», «прямолинейность», «сдержанность», «напряженность» и «покорность» (16PF). Для группы ОЗВИЧ такими предикторами являлись: более частные передозировки в анамнезе, показатели шкал опросников SCL-90 («психотизм», «тревожность» и «паранояльность») и 16PF («подозрительность», «радикализм» и «практичность»), а также стигматизация по ВИЧ-статусу (LINK).

Ключевые слова: опиоидная зависимость, ВИЧ-статус, агрессия, гнев, предикторы.

 

Ветрова М.В., Соловьева С.Л., Кучменко Д.Н., Гончаров О.В., Скурат Е.П., Зефиров С.Ю., Рыбакова К.В., Крупицкий Е.М.
Структура агрессивности и клинико-психологические особенности мужчин с диагнозом зависимости от различных психоактивных веществ. С. 85–104.

Проведено сравнительное кроссекционное исследование клинико-психологических характеристик у 50 мужчин с алкогольной зависимостью (АЗ), 51 – с опиоидной зависимостью (ОЗ), 50 – с полисубстантной зависимостью (ПЗ) с помощью структурированного клинического интервью и батареи психологических тестов. Все обследованные больные находились в начальном периоде ремиссии вне синдрома отмены. Контрольная группа (КГ) составила 64 условно здоровых испытуемых мужского пола. В статье изложены результаты исследования с применением психологических опросников: 1) методика диагностики показателей и форм агрессии А. Басса и М. Пери (BPAQ), 2) шкала ситуативной (реактивной) тревоги и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л. Ханина (STAI), 3) шкала депрессии Цунга (ZDS), 4) копинг-стратегии Э. Хейма (CQH), 5) тест жизнестойкости (HS), 6) шкала импульсивности Е.С. Барратта (BIS-11), 7) опросник диагностики межличностных отношений Т. Лири (PAEI), 8) методика диагностики наличия и выраженности иррациональных суждений А. Эллиса (EIB), 9) тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А. Леонтьева (PIL), 10) опросник для диагностики астении (дополненная версия Шкалы астенического состояния, ШАС), 11) симптоматический опросник SCL-90, 12) сокращенный многофакторный опросник для исследования личности (MMPI). Установлено, что по сравнению с КГ значения показателей «враждебность» и «физическая агрессия» (BPAQ) были достоверно выше у всех пациентов с химической зависимостью, однако показатель «гнева» был выше только у ОЗ. Кроме того, в группе ОЗ показатель «враждебность» был значимо выше по сравнению с группой АЗ. По сравнению с КГ все группы пациентов демонстрировали более высокие значения следующих показателей: «депрессия», «паранойяльность», «психопатия», «шизоидность» (MMPI), «авторитарный», «агрессивный», «подозрительный», «эгоистичный» (PAEI), «враждебность», «депрессия», «межличностная сенситивность», «обсессивно-компульсивные расстройства», «паранойяльность», «психотизм», «тревожность» (SCL-90), «личностная и ситуативная тревожность» (STAI). У всех испытуемых с синдромом зависимости от ПАВ достоверно ниже контрольных значений были показатели «принятие риска» (HS) и общий балл «осмысленности жизни» (PIL). В группе АЗ, по сравнению со всеми остальными группами, выявлена низкая частота проявлений агрессии в детстве, а также меньшая частота проявлений агрессии, связанных с потреблением ПАВ, по сравнению с наркозависимыми пациентами. Результаты исследования показали, что для контрольной группы и группы пациентов с полинаркоманией наличие выраженных психопатологических симптомов является ведущим фактором при формировании агрессивности, а для пациентов, зависимых от опиоидов и алкоголя, в роли специфических факторов формирования агрессии выступают когнитивные компоненты, а именно дефицит смысложизненных ориентаций и жизнестойкости.

Ключевые слова: агрессия, агрессивность, агрессивное поведение, алкоголизм, наркомания.

 

Яковлев А.Н., Витчинкина В.И., Пашкевич Н.В., Ткачев А.А., Коростин М.И.
Особенности самоутверждения подростков с высоким генетическим риском наркологических заболеваний. С. 105–115.

Проведено исследование связи особенностей самоутверждения с генетическим риском наркологических заболеваний у 43 подростков 14–17 лет, среди которых 18 чел. (41,9%) были наркологически здоровы, 12 чел. (27,9%) злоупотребляли алкоголем и наркотиками (F19.1 по МКБ-10), 13 чел. (30,2%) злоупотребляли алкоголем (F19.1 по МКБ-10). Уровень генетического риска рассчитывался по вкладу полиморфных вариантов генов тирозингидроскилазы и дофаминовых рецепторов второго и четвертого типов (ТН, DRD2 и DRD4). Установлено, что генетический риск развития наркологических заболеваний связан со шкалой «отказ от самореализации». Полученные данные могут использоваться для разработки программ персонифицированной профилактики для лиц с повышенным генетическим риском наркологических заболеваний.

Ключевые слова: подростки, генетический риск, дофамин, самоутверждение, тирозингидроксилаза, DRD2, DRD4, потребление наркотиков, потребление алкоголя.

 

Бушара Н.М., Трусова А.В., Фланнери Б. , Звартау Э.Э., Лангевин Д., Бобашев Г., Бланд C., Болла K., Фишбейн Д., Вербицкая Е.В., Гриненко А.Я., Крупицкий Е.М.
Гендерные различия в когнитивном функционировании у пациентов с алкогольной зависимостью. С. 116–132.

Существует ограниченное количество исследований, в которых были рассмотрены гендерные различия в нейрокогнитивном функционировании лиц с зависимостью от алкоголя. Целью настоящего исследования явилась оценка нейрокогнитивных нарушений, характерных для хронического действия алкоголя, а также сравнение нейрокогнитивного функционирования у мужчин и женщин без зависимости от алкоголя с нейрокогнитивным функционированием мужчин и женщин, имеющих алкогольную зависимость, для выявления потенциальных гендерных различий. Оценивались следующие параметры нейрокогнитивного функционирования: пространственное и визуальное восприятие, зрительная, моторная и пространственная память, формирование и реализация стратегии планирования и решения задач, когнитивная гибкость, скорость моторной реакции и эмоциональная импульсивность. Пациенты, имеющие алкогольную зависимость, показали снижение общих умственных способностей, снижение общей моторной функции, а также в целом более низкие результаты в нейрокогнитивных тестах по сравнению с испытуемыми из контрольной группы. При этом женщины с алкогольной зависимостью хуже, чем мужчины, выполняют задания, задействующие зрительную память, способность обучаться новому, принятие решений и рискованные действия вне контекста обучения. Выводы: под влиянием алкоголя происходит снижение когнитивных и моторных функций в большей степени выраженное у женщин в сравнении с мужчинами.

Ключевые слова: алкоголизм, гендерные различия, нейрокогнитивное функционирование, нейрокогнитивные тесты.

 

Березина А.А., Гвоздецкий А.Н., Климанова С.Г., Трусова А.В.
Особенности принятия решений и эмоциональной регуляции у лиц с зависимостью от алкоголя. С. 133–144.

Эмоциональная и когнитивная регуляции поведения у лиц с зависимостью от алкоголя тесно взаимосвязаны и представляют собой факторы, значимые как в генезе заболевания, так и в его течении. Цель исследования – изучение взаимосвязи характеристик эмоциональной регуляции и особенностей принятия решений у лиц с зависимостью от алкоголя. При помощи теста «Башня Лондона» и «Опросника сложностей эмоциональной регуляции» (DERS) были обследованы 47 пациентов с диагнозом синдром зависимости от алкоголя. Показана связь между способностью к планированию и принятию решений и сложностями эмоциональной регуляции, проанализирован вклад в это взаимодействие склонности к импульсивным решениям. Также получены данные в пользу наличия связи между способностью к планированию и принятию решений и поддержанием ремиссии. Сделан вывод о необходимости углубленного изучения взаимосвязи процессов когнитивной и эмоциональной регуляции у лиц с зависимостью от алкоголя.

Ключевые слова: когнитивное функционирование, эмоциональная регуляция, алкогольная зависимость, способность к планированию и принятию решений.

 

ОБЗОРЫ

Тучина О.Д., Шустов Д.И., Новиков С.А., Тучин П.В.
Память будущего: обзор исследований проспективного мышления у пациентов с синдромом зависимости от алкоголя. С. 145–177.

В статье описывается способность к созданию проекций собственного «Я» в будущем («память будущего») в соответствии с современной классификацией проспективного мышления у людей с синдромом алкогольной зависимости. Авторы делают вывод о глобальных нарушениях памяти будущего у зависимых пациентов. Указанные дефициты препятствуют адекватному автобиографическому планированию, объясняют низкую приверженность лечению и неспособность пациентов формировать и поддерживать долгосрочные стратегические планы по собственному выздоровлению и ведению трезвого и здорового образа жизни. С помощью клинического примера авторы иллюстрируют свои предположения о вкладе бессознательных моделей будущего, формируемых в раннем возрасте под давлением социокультурной среды, в дефициты проспективного мышления, демонстрируемые пациентами с синдромом зависимости от алкоголя.

Ключевые слова: синдром зависимости от алкоголя, проспективное мышление, память будущего, сценарий жизни, имплицитная память.

 

Список статей, опубликованных в журнале «Вопросы наркологии»
в 2017 г.

 



Вложения:

005-015.pdf (145.31 kb.)

Тэги:

наркология (95) журнал (42) журнал "Вопросы наркологии" (7)


Чтобы увидеть комментарии Вы должны зарегистрироваться как специалист