Главная | Новости | О первом съезде Русского союза психиатров и невропатологов, Москва, осень 1911 года

Новости

О первом съезде Русского союза психиатров и невропатологов, Москва, осень 1911 года


 

М.В. Кокорина
Заведующая музеем истории больницы им. Н.А. Алексеева (Москва)

 

В музее истории больницы им. Н.А. Алексеева хранится уникальный экспонат – фотография, на которой запечатлены вместе почти все выдающиеся российские психиатры и невропатологи начала 20 века. Снимок это был сделан на единственном полноценном съезде  Русского союза психиатров и невропатологов в Москве осенью 1911 года (в приложенном к сообщению файле Вы найдете этот снимок в лучшем качестве, все участники съезда на фотографии пронумерованы и подписаны).

 

Вопрос об устройстве съездов по различным медицинским специальностям, впервые поднятый во врачебной печати в начале 1894 г., вызвал многолетние споры относительно необходимости и полезности таких съездов. Противники идеи видели в специальных съездах опасность для общемедицинских пироговских съездов. Но были и горячие сторонники проведения съездов по специальностям, среди них - Сергей Сергеевич Корсаков. По мнению С.С. Корсакова, специальные съезды никоим образом не угрожали пироговским, которые давали каждому специалисту возможность обмениваться мнениями с представителями другими специальностей. Между тем существовал ряд специальных вопросов, требующих внимательного и неторопливого обсуждения соединенными силами всех русских представителей специальности. Решить все специальные вопросы в рамках секционных заседаний пироговских съездов не представлялось возможным. Все эти аргументы были изложены С.С. Корсаковым в статье в Журнале общества Русских врачей 1897 №1. 

За десять лет до этой статьи по почину высшей медицинской администрации был устроен 1-ый съезд Отечественных психиатров для разработки практических вопросов психиатрии. На съезде впервые собрались 92 психиатра и невропатолога со всех концов России; был сделан 31 доклад. Общее число записавшихся достигло почти 400 человек. Напряженная работа, тесное товарищеское общение, продуктивная деятельность произвели на участников съезда неизгладимое впечатление.  Но постановления съезда остались невыполненными из-за отсутствия организации, которая заботилась бы о работе между съездами. Организовать следующий психиатрический съезд также не удавалось.В связи с этим на собрании участников неврологической секции 6-го пироговского съезда в апреле 1896 г. в Киеве С.С. Корсаков высказал мысль об учреждении всероссийского общества психиатров, деятельность которого заключалась бы в устройстве периодических психиатрических съездов. Идея была поддержана участвовавшими в обсуждении В.М. Бехтеревым, И.А. Сикорским, Б.С. Грейденбергом, В.И. Яковенко и др. Они же занялись составлением проекта устава общества. Проект рассматривался несколько раз на пироговских съездах, но отправлялся на доработку. Только в 1907 году (через 7 лет после смерти С.С. Корсакова) психиатры пришли к согласию: Устав Русского союза психиатров и невропатологов (фото 2) наконец-то был представлен правительству и в апреле 1908 года утвержден, а съезды, собирающиеся в Москве, решено было именовать «Съезд русских психиатров и невропатологов в память Сергея Сергеевича Корсакова». Понадобилось 17 лет, чтобы высказанная впервые С.С. Корсаковым мысль получила свое воплощение.     

Созданный Союз ставил перед собой цели и задачи объединения научно-практической деятельности врачей, развитие психоневрологической науки, улучшение медицинской помощи душевно- и нервнобольным людям. Предполагались конкретные меры для достижения поставленной цели, в том числе:

  1. Устройство секций на съездах общего характера, а также периодических съездов русских психиатров и невропатологов.
  2. Издание трудов, оригинальных и переводных монографий.
  3. Установление сношений с научными обществами.
  4. Помощь ученым, работающим в области невропатологии и психиатрии.
  5. Распространение в населении знаний, по предупреждению душевных и нервных болезней, правильному отношению к душевно- и нервно-больным.
  6. Устройство лекций, выставок, лабораторий, музеев, библиотек и пр. по предметам, относящимся к психиатрии и невропатологии.
  7. Учреждение общества для помощи больным и служащим в психиатрических заведениях и содействия делу призрения душевнобольных в России.

Членами съездов Союза могли быть врачи всех специальностей, как русские, так и иностранные, а также представители других областей знаний.

Первый съезд  Русского союза психиатров и невропатологов, созванный в память Сергея Сергеевича Корсакова отрылся 4-го сентября 1911 года в Москве в большой аудитории Политехнического музея. Съезд оказался более многолюдным, чем все предшествующие психиатрические съезды: 280 человек. С приветственной речью к членам съезда и публике, переполнившей зал, обратился председатель организационного бюро проф. В.К. Рот. Затем выступил бывший профессор Московского Императорского  Университета В.П. Сербский. Незадолго до съезда В.П. Сербский в числе более чем ста профессоров покинул Университет в знак протеста против политики всеобщего полицейского надзора, проводимой министром просвещения Кассо. В своей речи В.П. Сербский обрисовал не только личность и деятельность покойного Корсакова, но и ситуацию в обществе вцелом. «…своевременно ли мы собираемся», - задавался вопросом проф. Сербский – «…когда принцип нестеснения царит только в психиатрических больницах и то не во всех, а в свободной жизни «на воле» допускается лишь для полоумного иеромонаха… когда и над вольной мыслью всецело властвуют неугодные Богу… и гнет.» И все же, отметил проф.Сербский, съезд созван вполне своевременно, невзирая на существующую реальность. «Ведь «у науки нрав неробкий»… Минуют невзгоды пройдут все эти, как их называют французы «глупые случаи» (des cas sots), а истина будет гореть лишь ярче». Аудитория захохотала в голос, ибо замечательный образовался каламбур — фамилия министра народного просвещения Кассо (cas sots). Аудитория рукоплескала. Пристав, присутствовавший на заседании, потребовал у председателя немедленно закрыть собрание, ибо были высказаны суждения недопустимые. Председатель вынужден был повиноваться.

Для обсуждения создавшегося положения немедленно было созвана комиссия, в которую входили В.К. Рот, Н.Н. Баженов, П.Б. Ганнушкин, В.П. Сербский, В.М. Бехтерев, П.П. Кащенко, А.И. Мальшин, Л.А.  Прозоров, Н.А. Вырубов и др.  Комиссия  поручила председателю В.К. Роту, тов.председателя В.П. Сербскому и секретарю Н.А. Вырубову срочно ехать с ходатайством к градоначальнику. На следующий день делегация добилась у градоначальника разрешения на продолжение работы Съезда в присутствии пристава с условием, что не будет ничего недозволенного.

6-го сентября на съезде выступил акад. В.М. Бехтерев на тему «О причинах самоубийства и возможной борьбе с ним». И в этом сугубо научном докладе заключительная часть была такова, что даже «Русские ведомости», излагавшие содержание речей, благоразумно сократили ее, придав корректность. Но в рапорте полицейского пристава, эта крамольная часть была зафиксирована:

«Одной из главных причин, влияющих на самоубийство, Бехтерев считает условия, в которые поставлена русская школа, выпускающая измученных неврастеников и толкающая их таким образом на самоубийство, порождая целую эпидемию таковых. Эти условия русской школы он называет мраком ночным, с которым надо бороться. Этот мрак, порождаемый темными силами власти, попирающими лучшие общественные и человеческие идеалы, не должен действовать угнетающе на юношество; нужно приучать его к тому, чтобы оно стойко переносило все невзгоды и не впадало в пессимизм. Надо развивать в юношестве оптимизм, веру и надежду на лучшее будущее. А это «лучшее будущее» в русской действительности должно наступить очень скоро».

Другой щекотливый вопрос, обсуждавшийся на съезде -  законодательство о душевнобольных. Несмотря на то, что эта проблема рассматривалась еще на 1-ом съезде 1887 г., заметных изменений не произошло: существовали лишь отдельные статьи и параграфы, но не полноценное законодательство. С новыми проектами выступили Н.Н. Баженов (фото 3), Н.А. Вырубов, О.А.Чечотт.

Заседания 7 сентября, посвященные вопросам организации призрения душевнобольных, проходили в Алексеевской больнице (фото 4) и предворялись посещением деревенского патронажа при больнице. Врачи больницы: П.П. Бруханский, Л.А. Прозоров,  С.С. Ступин  в своих докладах подвели итоги деятельности городского и деревенского патронажей. В перерыве между заседаниями члены Съезда обошли в сопровождении врачей больницы отделения и службы. После обхода был предложен завтрак, на котором с приветственными речами выступили представитель городской управы В.Ф. Малинин и директор Алексеевской больницы А.И. Мальшин.

В последующие дни на съезде обсуждались программные темы: «О клинической картине и топической диагностике расстройств психической сферы, вызываемых органическими фокусами в головном мозгу (афазия, агнозия, апраксия и пр.)», «Лечение сифилиса и метасифилиса нервной системы» и неоднократно Съезд возвращался к теме организации призрения душевнобольных.

Помимо научной, у съезда была и культурная программа. Для участников съезда был выпущен путеводитель по Москве с перечнем достопримечательностей, адресами и временем работы музеев и наиболее значимых медицинских учреждений (фото 5).

В помещении Университета имени Шанявского для членов Съезда и публики была устроена психиатрическая выставка, в которой принимали участие 12 психиатрических больниц, лечебниц и санаториев; неврологический музей им. А.Я. Кожевникова; д-р Л.С. Минор выставил новый термоэстезиометр со смесителем; д-р  О.Б. Фельцман выставил фотографии душевнобольных, сделанные при помощи зеркальной камеры. Одним из обширнейших на выставке был отдел Московской Алексеевской психиатрической больницы, представленной четырьмя группами экспонатов:

  1.  портреты, фотографии, планы, картограммы, таблицы, книги, отчеты, бланки, иллюстрирующие больничный быт;
  2.  изделия и работы больных: рисунки карандашом, акварели, картины маслом, выжигание по дереву, поделки из дерева, коробки, плетеные изделия (лапти, шляпы, корзины, мебель), бумажные изделия, гильзы для папирос, вязанье, вышивка, стихи и рукописи – более 100 предметов;
  3. отобранные у больных предметы, для нанесения повреждений окружающим;
  4. платье, обувь и белье для больных и прислуги больницы.

Съезд был чрезвычайно плодотворен: за 7 дней заседаний прозвучало более 50 докладов и сообщений, были проработаны четыре программные и целый ряд непрограммных тем; приняты постановления, претворением которых в жизнь должен был руководить Совет Союза и Организационный Комитет. Однако деятельность Русского союза психиатров и невропатологов была прервана сначала войной 1914 г., а затем революцией 1917 г. Сегодня продолжателем дела Русского союза психиатров и невропатологов является Российское общество психиатров.

 

 

 

 

 



Вложения:

1 съезд союза психиатров 1911.pdf (546.63 kb.)

Тэги:

РОП (63) В.М. Бехтерев (7) история психиатрии (16) съезд (15) С.С. Корсаков (1)


Чтобы увидеть комментарии Вы должны зарегистрироваться как специалист